» » » » КЕ БЕЛЛА РАГАЦЦА

КЕ БЕЛЛА РАГАЦЦА

0
КЕ БЕЛЛА РАГАЦЦА"Кобыла рогатая" - так, возможно, послышалось кыргызстанке Жылдыз, когда сеньор Антонио впервые обратил на неё внимание. Может быть, даже обиделась…

А зря: по-итальянски это значит всего-навсего "Какая красивая девушка!". Но познания Жылдыз в итальянском ограничиваются песней "Уно моменто", фамилией Каттани и кулинаризмами "пицца" и "спагетти".

С Антонио они познакомились и жутко понравились друг другу не в солнечном Кыргызстане и даже не в ещё более солнечной Италии. Жизненные пути их пересеклись в Арабских Эмиратах, где сеньор находился по делам службы, а "белла рагацца" - тоже по каким-то делам, о которых история умалчивает.

Чем приглянулся кыргызской провинциальной девушке сорокапятилетний сеньор - догадаться нетрудно. Сеньор коренной римлянин, не из какой-нибудь там Венеции, состоятельный и разведённый.

Почему Антонио "запал" на Жылдыз - сказать сложнее. То ли её молодость и непосредственность так его пленили, то ли экзотики захотелось. Известно лишь, что "белла рагацца" ловко нырнула в сеньорскую душу и так прочно там засела, что он последнее время не мог ни спать, ни спагетти кушать. Только о ней и думал - пока не решился впервые в жизни на путешествие из Рима в город Чуй-Токмок, которого и на карте-то не смог отыскать…


Лира на этих двоих итальянцев обратила внимание ещё в римском аэропорту. Точнее - не на обоих сразу, а на сеньора Джорджио, вызвавшегося сопровождать друга в столь рискованном мероприятии. Потому что, если уж откровенно, сеньор Антонио внешне - мужчина непрезентабельный. Лысенький, толстенький… Таких и у нас в Кыргызстане предостаточно. Джорджио же отличается пышной шевелюрой, красной рубашкой и такой же ярко-красной дорожной сумкой.

Лира - бишкекчанка. Можно сказать, тоже столичная штучка. Бишкек - не Рим, но при желании вполне может чем-нибудь похвастаться. Так же и Лира: не римлянка, но не лишена столичного лоска, а если прибавить к этому хорошее знание нескольких иностранных языков и привлекательную внешность… Короче, на месте Антонио любой другой сеньор наверняка увлёкся бы Лирой, а не Жылдыз, у которой и русский, и родной кыргызский - со словарём, внешность абсолютно заурядная, провинциальная, да и вообще, кроме молодости, пожалуй, ничего и нет.

Лира встретилась Антонио, увы, слишком поздно. Когда его сердце было уже прочно занято токмакчанкой Жылдыз, а все помыслы были лишь о том, как поскорее добраться до неизвестной страны под названием Кыргызская Республика и прижать к груди единственную и неповторимую возлюбленную.

К Лире Антонио обратился в Москве - промежуточном пункте между Римом и Бишкеком. Смекнул, видимо, что девушка тоже в Кыргызстан следует, а её интеллигентная наружность внушила ему надежду, что с ней можно будет объясниться - хотя бы по-английски.

Сам Антонио английским владеет через пень-колоду. А задача перед ним стояла не из лёгких: выспросить у сеньориты, как из Бишкека добраться в Токмак и что делать, если ночью (а в "Манас" самолёт прибывал именно в тёмное время суток) их с Джорджио не встретят и не будет возможности сразу отбыть к месту назначения?

Минут пять Лира снисходительно взирала на его потуги высказаться по-английски. Потом ответила на чистейшем итальянском, что ему вовсе нет необходимости так себя лингвистически насиловать. Она, дескать, владеет языком комиссара Каттани почти как родным кыргызским.

Антонио и Джорджио были на седьмом небе от счастья и расчирикались так, что примолкли только к концу полёта. За это время Антонио поведал Лире историю своего знакомства с токмакской дамой сердца, а Лира в свою очередь заверила, что в Бишкеке не позволит пропасть и затеряться двоим таким достойным сеньорам и обязательно что-нибудь придумает. На худой конец отвезёт их до утра к тёте, а там видно будет.

Итальянцев, как они и опасались, в "Манасе" никто не встретил. "Белла рагацца", как потом выяснилось, подумала, что Антонио просто мило пошутил, когда сообщил ей о своём приезде. И даже в мыслях не держала поехать среди ночи в аэропорт - только чтоб проверить, действительно ли он прилетел.

Гостиницу решили не искать, а поехать прямиком к Лириной тёте, чтобы оттуда уже звонить на "сотку" ветреной Жылдыз и определяться, что делать дальше.

Разбуженная средь ночи тётя отнеслась к появлению неожиданных гостей с пониманием. Выставила на стол, что бог послал, помогла разобрать чемоданы, набитые духами и хорошим итальянским вином, и даже на ломаном английском затеяла с Антонио беседу о Микеланджело, Данте и Петрарке.

Ох, лучше бы она этого не делала! Сеньор Антонио от изумления едва челюсть не уронил и даже на мгновение забыл о своей токмакской даме сердца. Замахал руками, завопил… Перевести это можно примерно так:

- Джорджио, дружище, бросай всё, иди сюда! Ты не поверишь: тутошняя донна нашего Микеланджело знает!

Джорджио, всё это время меланхолично разгуливавший по тётиной квартире и придирчиво разглядывавший обои, мебель и прочее убранство ("М-м-мда-а-а-а, это, конечно, не Колизей", - такие, наверное, мысли повергали его в плохо скрываемое уныние), - встрепенулся, оживился и тоже прибежал на кухню. А там и правда творились странные и непостижимые для итальянского рассудка вещи: хозяйка квартиры, с виду вполне обыкновенная донна лет пятидесяти, собрав в кучу все когда-то ученные английские слова, вещала про эпоху Возрождения.

- Си, йес, ооба, да! Ренессанс! - сеньоры аж подпрыгивали от возбуждения и выхватывали друг у друга для поцелуя руку не в меру осведомлённой донны. И орали друг на друга, пытаясь самим себе ответить: откуда она, ничем не примечательная кыргызская женщина, может это всё знать?!

Итальянцы - вообще люди интересные. Если не знаешь их языка и не понимаешь, о чём они говорят, - запросто можно подумать, что они ругаются и дело вот-вот дойдёт до смертоубийства. Потому что если не ругаешься и не обзываешь собеседника последними словами - для чего тогда так кричать и так отчаянно жестикулировать? Лишь потом, когда они затихают и начинают смеяться и обниматься, становится ясно: они и не собирались ругаться. Они мило беседовали… о погоде.

Так и сейчас: орали до хрипоты, пока им популярно не объяснили, что кое-что про Италию у нас обязан знать любой ребёнок. Поэты и художники Ренессанса, папа Римский, Тото Кутуньо, Адриано Челентано, феличита, аморе, чао бамбино… А ведь не так уж и мало получается, между прочим!

Под шумок Лире удалось дозвониться до спавшей безмятежным сном Жылдыз. Та спросонья вообще не поняла, кто и по какому вопросу звонит, а когда осознала - стремительно вошла в отведённую ей роль "беллы рагацци". На которую положено молиться и которой надлежит поклоняться, как Сикстинской мадонне:

- Ты кто такая? - поинтересовалась у Лиры. - Знакомая? Хорошая? То-то же, смотри у меня! Итальянский, говоришь, знаешь? Прекрасно. Будешь переводить.

Без переводчика в самом деле было никак не обойтись, потому как сеньор Антонио, услышав в трубке голос возлюбленной, от волнения сначала онемел, а потом забыл все английские слова и только орал: "Си! Пронто!"

- Переведи ему, - отдавала распоряжения Жылдыз, - пусть сидят и ждут моего приезда и никуда от вас не уходят. И он, и его дружок. А завтра (вернее, уже сегодня, потому что давно перевалило за полночь) я за ними заеду. Пусть собираются, готовятся, форма одежды - парадная.

- Ты что, в загс их сразу поведёшь? Парадная-то форма зачем?

- На дискотеку поведу!

Вот так - и не иначе. На дискотеку - непременно во фраке и с бабочкой. Знай наших!

На следующий день "белла рагацца" появилась на пороге ночного приюта покинутых и вновь обретённых сеньоров. В босоножках прошлёпала прямиком на кухню, там почему-то наконец разулась и деловито обратилась к хозяйке квартиры: булар байкелер, мол, менин женихтер. Эти дяденьки - мои женихи. И без лишних слов благодарности велела итальянцам следовать на выход - вместе с набитыми духами и винами чемоданами.

На дискотеку повела Жылдыз своих невстреченных итальянских гостей при полном параде или ещё куда-то - доподлинно неизвестно. Известно лишь, что на следующий день сеньоры сверкнули белозубыми улыбками, помахали "чао" и отправились знакомиться с роднёй Жылдыз в славный город Чуй-Токмок.

- Хм, - возмущались между тем на кухне знающая Микеланджело тётя с двумя племянницами. - Ты смотри, какая прыткая! "Женихи", говорит! Не жирно ли будет - сразу двоих иностранцев отхватила? И ведь ни кожи, ни рожи, а всё туда же! А этот Антонио, кстати, явно на Лиру заглядывался. А для Джорджио вполне подошла бы вторая племянница - между прочим, симпатичная и образованная девушка.

Но не бежать же, теряя тапочки, следом за сеньорами и их общей "рагаццей"! Пришлось смириться и ожидать их возвращения (через десять дней сеньоры должны вновь появиться в Бишкеке, потому что их токмакские каникулы не вечны: обратные билеты на самолёт лежали у каждого в чемодане - среди бутылок и флаконов с дорогими духами).

Приехали они, правда, нежданно-негаданно - и половины запланированного срока не проведя с ненаглядной Жылдыз. Предварительно созвонились со спасательницей Лирой: мы хотим домой! Помоги поменять билеты! Мы здесь больше не выдержим!

И вот они сидят всё в той же бишкекской квартире. Два напуганных и разочарованных итальянца. И снова вопят друг на друга, не беря в толк, как это возможно, чтобы народ, читающий сонеты Петрарки и пользующийся Интернетом, прозябал в такой нищете?! Показывают фотографии (Жылдыз их, надо полагать, запечатлела): покосившиеся юрты, коровьи хвосты - это фон. А на этом фоне - два несчастного вида сеньора в калпаках.

- Мамма миа, какие же они бедные! - качает головой впечатлённый Антонио. Что уж он там, в Токмаке, такого увидел? Нам этого, наверное, не понять.

- А ещё мне сказали, что это бандитский город, - на свою беду откровенничает поедатель спагетти. И тут же нарывается на яростный отпор: бандитский, говоришь? А не ты ли давеча рассказывал, что бывшая жена у тебя сицилианка? Не сравнивай свою коза ностру с нашим скромным Токмаком. И вообще, если уж на то пошло, радоваться должен: бывшая жена - сицилийка, будущая - токмакчанка…

- Ноу, ноу, - машет руками Антонио. С Жылдыз они, оказывается, окончательно и бесповоротно расстались. Не сошлись характерами. А Джорджио добавляет, что лично он в Кыргызстан больше не ездок. Ни за какие коврижки. Хватит, насмотрелся!

Эх, господа хорошие, не там вы были и не то видели! Свозить бы вас в горы, на Иссык-Куль - вы бы действительно просветлённые отсюда уезжали. И на родине было бы что рассказать, и ваш покойный Данте Алигьери сто раз бы вам позавидовал, что в таком раю побывали, какого он себе и не представлял в своей "Божественной комедии"…

А впрочем - счастливого пути. Видали мы вашу Италию на карте… Сапог сапогом.

Автор: Ольга КАЛИНИНА
Источник: Республиканская газета "Дело №", http://rostov.job.ru/

Просмотров: 3844 | Комментариев: 2 Вернуться
Теги: время, город

Оффлайн

DikiMonah

Модераторы

- 40 +

Комментариев: 286

Новостей: 1320

Тешите себя байками о рае...

Утро всё ближе и ближе… тишина гробовая, ни звука! По морде будильничей вижу… звонить собирается сука…

Некоторые путают понятия "свобода слова" и "срать в комментах".

18 ноября 2011 01:00 | №1
Оффлайн

Ot6elnik

Старейшины

- 2 +

Комментариев: 47

Приехал на наших девок поглядеть - пощупать, а вот хр.н вам господа европейцы, наши девки для нас....
18 ноября 2011 15:44 | №2

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера